Конкурсное производство: реализация имущества должника без проведения торгов (заметка 4.2)

Банкротить нельзя – оздоравливать!

Мораторий многими был воспринят как полный запрет на банкротство. На самом деле мера актуальна лишь для бизнеса из наиболее пострадавших экономических отраслей.

Состав последних определен правительством. Распространяться мораторий, согласно действующему законодательству, может как на отдельные категории юридических лиц, ИП, так и на организации с определенным основным видом деятельности.

В первую очередь, мера распространяется на сферу бытовых услуг, общепита, образования, гостиничного бизнеса, спорта, культуры, перевозок. Также ликвидация через процедуру банкротства в ближайшее время не грозит системообразующим предприятиям, стратегическим организациям.

Важный момент: банкротство в добровольном порядке (по заявлению предпринимателя) допустимо. А вот кредиторам предстоит подождать.

Если процедура уже идет, мораторий на нее не распространяется.

Мера актуальна исключительно для юридических лиц. Банкротство физлиц, в том числе и по заявлению кредиторов, будет осуществляться в стандартном режиме.
к содержанию ↑

А что в результате?

Мораторий введен правительством на полгода, начиная с апреля 2020. При необходимости он может быть продлен.

Какие последствия имеет принятая правительством мера? Мораторий приостанавливает обязанность по подаче заявления на добровольное банкротство должниками, не способными исполнять финансовые обязательства. Принудительная процедура, как было сказано выше, для таких компаний находится под запретом.

Кроме того, за неисполнение обязательств не должны начисляться пени, штрафы, неустойки. Обратить взыскание на заложенное имущество должника тоже не получится.

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Причем это касается и судебного, и внесудебного порядка. Зато предельно упрощена процедура заключения мирового соглашения.

Если сторонам спора удалось договориться, самое время оформить достигнутые договоренности документально.

к содержанию ↑

Суть дела

ЗАО «ПИК» (далее — должник, банкрот) владело 49% долей в уставном капитале ООО «Андрюшкинское горнорудное предприятие», позже оно приобрело еще 51-процентную долю. В конце 2013 г.

суд признал ЗАО «ПИК» банкротом и открыл в отношении него конкурсное производство. В реестр кредиторов включились две компании — ООО «Эстериал» (99,9%) и ООО «Глобал Кредит Резерв» (0,1%).

В рамках банкротства должника в октябре 2016 г. состоялось собрание кредиторов.

В нем участвовал только один кредитор — ООО «Эстериал», которое обладало 99,9% голосов от общего числа голосов всех кредиторов. На этом собрании были приняты решения о продаже принадлежащих должнику долей участия в уставном капитале ООО «Андрюшкинское горнорудное предприятие» в размере 49 и 51% уставного капитала по прямым договорам купли-продажи по цене не ниже одного рубля за каждую из долей.

То есть не на торгах.

Еще он заявлял, что доля в уставном капитале ООО «Андрюшкинское горнорудное предприятие», являющаяся имущественным правом, может быть реализована только посредством проведения торгов в электронной форме в силу прямого указания Закона о банкротстве (абз. 4 п.

3 ст. 111 Закона о банкротстве).

При этом для принятия решения по ее реализации в любом случае не может применяться п. 5 ст.

139 Закона о банкротстве.

к содержанию ↑

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований кредитора (ООО «Глобал Кредит Резерв»). Он указал, что решение собрания кредиторов должника может быть признано недействительным в следующих случаях:

если оно нарушает права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, третьих лиц;

если оно принято с нарушением установленных Законом о банкротстве пределов компетенции собрания кредиторов (п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве).

Суд первой инстанции решил, что в данном случае не было нарушения прав кредиторов, как и доказательств, свидетельствующих о принятии собранием кредиторов решений с нарушением установленных Законом о банкротстве пределов компетенции. Кредитор не оспорил отчет оценщика о рыночной стоимости долей (в порядке, установленном п.

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
6 ст. 130 Закона о банкротстве).

Поэтому суд применил к спорным правоотношениям специальные положения п. 5 ст.

139 Закона о банкротстве, допускающие возможность определения порядка продажи имущества должника решением собрания кредиторов.

Апелляция полностью согласилась с судом первой инстанции.

к содержанию ↑

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и признала недействительным решение собрания кредиторов банкрота о продаже принадлежащих ему долей участия в уставном капитале ООО «Андрюшкинское горнорудное предприятие».

Вторая кассация указала, что отчуждение имущества, в том числе имущественных прав должника путем заключения прямого договора купли-продажи без проведения торгов, является исключительным способом пополнения конкурсной массы. Его можно использовать лишь при наличии совокупности условий:

такой способ продажи санкционирован решением собрания кредиторов или комитета кредиторов (п. 5 ст. 139 Закона о банкротстве).

При этом в ситуации, когда бухгалтерский учет должника является недостоверным (не отражает действительное положение дел), сведения, содержащиеся в бухгалтерской отчетности, нельзя использовать для отграничения имущества, имеющего незначительную стоимость и потому подлежащего реализации в упрощенном порядке (без проведения торгов) в силу Закона о банкротстве.

Обосновывая низкую рыночную стоимость 100-процентной доли участия в уставном капитале предприятия, конкурсный управляющий сослался не на данные бухгалтерского учета, а на подготовленные по его заказу отчеты об оценке, согласно которым эта стоимость являлась нулевой.

Вывод судов о том, что кредитор (ООО «Глобал Кредит Резерв»), не оспорив в отдельном процессе результат оценки, не вправе заявить о недостоверности оценки в рамках спора о недействительности решения собрания кредиторов, ошибочен. Он противоречит разъяснениям Президиума ВАС РФ, изложенным в п.

2 информационного письма от 30.05.2005 № 92 «О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком».

Спорные решения собрания кредиторов суды не должны были признать законными и в том случае, если имелись основания согласиться с утверждениями конкурсного управляющего должника и мажоритарного кредитора о полной неликвидности 100-процентной доли участия в предприятии. В таком случае продажа доли по усмотрению арбитражного управляющего по прямому договору купли-продажи третьему лицу за символическую цену (за два рубля) в принципе не могла привести к сколько-нибудь ощутимому пополнению конкурсной массы.

Поэтому участникам отношений, вытекающих из несостоятельности должника, фактически следовало констатировать объективную невозможность реализации этой доли ввиду ее полной неликвидности и применить последствия невозможности продажи. То есть нужно было воспользоваться п.

8 ст. 142 Закона о банкротстве, предложив долю в качестве отступного кредиторам.

При этом суды должны были рассмотреть вопрос о том, была ли воля конкурсного управляющего должником (кредитора по текущим обязательствам) и мажоритарного реестрового кредитора (ООО «Эстериал»), настаивающих на продаже доли за два рубля третьему лицу, направлена на отказ от погашения их требований путем принятия этой же доли в качестве отступного и на добровольное ограничение своих притязаний к получающему отступное кредитору суммой, равной предложенной ими цене продажи.

Таким образом, решения, принятые на собрании кредиторов, в любом случае противоречили Закону о банкротстве и нарушали право кредиторов на соразмерное удовлетворение требований в деле о банкротстве ЗАО «ПИК».

В 2020 г. конкурсный управляющий ООО «ТрансИнвестХолдинг» выставил на торги и реализовал одним лотом права требования на 160 вагонов должника как лизингодателя по договору с ООО «СпецТрансСервис» и переданные в лизинг по этому же договору вагоны, половина из которых находились в залоге у АО «БМ-Банк», а другая половина была свободна от обременения.

Конкурсный управляющий решил, что 77,3% от оставшейся после оплаты услуг организатора торгов выручки необходимо отдать банку, поскольку права требования по лизингу и 80 вагонов находились у него в залоге. Причитавшийся банку процент конкурсный управляющий рассчитал, разделив сумму стоимости заложенных вагонов и прав требования на общую стоимость лота.

Компания «Сити Нортон Холдингз Лтд», один из конкурсных кредиторов, с таким расчетом не согласилась. По ее мнению, лизинг являлся выкупным, т.е.

при определении стоимости прав требования по договору в расчет уже была включена выкупная стоимость. Значит, при определении доли залогового кредитора стоимость вагонов не должна учитываться дважды.

Компания предлагала вычесть из стоимости прав требования стоимость всех вагонов и определять долю залогового кредитора как сумму стоимостей прав требования (без учета выкупной стоимости) и обремененных вагонов, разделенную на общую стоимость лота без двойного учета стоимости вагонов. В результате этого доля залогового кредитора должна была составить 58,47%.

Поскольку конкурсный управляющий настаивал на верности своего расчета, компания обратилась в АС г. Москвы с заявлением о разрешении возникших разногласий.

Первая инстанция поддержала порядок распределения выручки, предложенный конкурсным управляющим. Апелляция и суд округа согласились с верностью подхода АС г. Москвы.

Суды пришли к выводу, что при выставлении имущества на торги и определении структуры лота исходная стоимость складывалась из отдельных стоимостей прав требования, залоговых вагонов и вагонов без обременения. Они также отметили, что оценщик отдельно учел рыночную стоимость прав требования и вагонов с разделением на залоговые и незалоговые.

Более того, по мнению трех инстанций, стоимость прав требования в принципе не может покрывать стоимость предмета лизинга, так как по условиям договора лизинговые платежи не включали в себя выкупную стоимость.

«Сити Нортон Холдингз Лтд» подала кассационную жалобу в ВС РФ.

Судебная коллегия по экономическим спорам указала, что, когда единым лотом продается залоговое и незалоговое имущество, для правильного распределения вырученных средств между кредиторами прежде всего необходимо определить состав заложенного имущества, а затем стоимостную долю, которую это имущество составляет в общей цене и, соответственно, в объеме вырученных средств.

В этом споре суды исходили из того, что лизинг, в который были переданы все 160 вагонов, не являлся выкупным. При этом лизинг является выкупным, если договор содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, напомнил ВС (п.

1 Постановления ВАС от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»).

Судебная коллегия отметила, что при рассмотрении спора компания и ООО «ЗапСиб-Транссервис» (еще один конкурсный кредитор) ссылались на то, что по условиям договора лизинга после уплаты лизинговых периодических платежей стороны обязались заключить договор купли-продажи имущества по определенной выкупной стоимости. Кредиторы говорили и о том, что рыночная стоимость предмета лизинга значительно превышала названную выкупную цену, из чего следует вывод, что лизинговые платежи частично содержали в себе и плату за право собственности на спорные вагоны.

«Сити Нортон Холдингз Лтд» и «ЗапСиб-Транссервис» также приводили довод о том, что эксперт, определяя стоимость договорной позиции должника как лизингодателя, учитывал при расчете этой стоимости как лизинговые, так и выкупные платежи. Однако правовой оценки нижестоящих инстанций указанные позиции не получили.

«Если названные доводы соответствовали действительности, то при определении пропорции распределения выручки стоимость как залоговых, так и незалоговых вагонов могла быть ошибочно учтена более одного раза», – подчеркнул ВС РФ.

Кроме того, суды также не исследовали вопрос о том, какое имущество в действительности передано должником в залог банку, заметила СКЭС. В частности, неясно, включали ли в себя переданные в залог права на получение лизинговых платежей те из них, которые относились к незаложенным вагонам, либо нет.

Пока соответствующие противоречия не устранены, определение доли залогового кредитора в общем объеме выручки невозможно, подчеркнул ВС РФ. А значит, не могут быть разрешены и разногласия между «Сити Нортон Холдингз Лтд» и конкурсным управляющим

На этом основании акты нижестоящих инстанций были отменены, дело вернулось на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Партнер практики разрешения споров Lidings Александр Попелюк отметил, что проблема реализации имущественного комплекса единым лотом залогового и незалогового имущества выливается в необходимость рассчитать правильное процентное соотношение того, кому сколько денег причитается. «Залоговый кредитор может претендовать в приоритетном порядке на фиксированную долю от выручки, но только от залогового имущества.

Для этих целей необходимо определить состав заложенного имущества, а затем стоимостную долю, которую это имущество составляет в общей цене и, соответственно, в объеме вырученных средств», – указал он.

В данном деле, заметил эксперт, проблема осложнена тем, что реализуемое имущество находилось в лизинге и на торги было выставлено как право требования должника-лизингодателя, так и предмет лизинга. «Поскольку в стоимость прав требования по договору уже была включена выкупная стоимость, то возник риск того, что залоговый кредитор мог получить выкупную стоимость дважды: из цены залогового имущества и из стоимости права требования.

Суды не сумели разобраться, является этот лизинг выкупным или нет, а от этого зависела доля, причитавшаяся залоговому кредитору. Характерно, что нижестоящие суды вообще не исследовали договор на предмет наличия условий выкупного лизинга», – подчеркнул эксперт.

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Примечательно, по его словам, и то, что ВС поддержал заявителя, хотя тот не оспаривал ни отчеты об оценке рыночной стоимости имущества, ни положение о торгах. Каких-либо иных возражений по стоимости лота до момента его реализации также заявлено не было.

«Это вменялось нижестоящими судами заявителям в качестве одного из критериев стандарта доказывания, который заявитель не смог соблюсти», – заметил юрист.

Партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов указал, что основная проблема, затронутая Верховным Судом, – порядок распределения между залоговыми и незалоговыми кредиторами денежных средств, вырученных от реализации имущества должника. В данном деле этот вопрос был осложнен давнишней проблемой учета лизинговых платежей и соотношения их с реализуемым имуществом в банкротстве, добавил эксперт.

О том, что лизинг является выкупным, могли свидетельствовать как положения договора лизинга, так и экспертное исследование, считает Иван Веселов. «После уплаты лизинговых периодических платежей стороны были обязаны заключить договор купли-продажи имущества по выкупной стоимости, которая была значительно ниже рыночной стоимости предмета лизинга.

Указанное могло означать, что лизинговые платежи частично содержали в себе и плату за право собственности на спорные вагоны», – пояснил юрист.

Из экспертного исследования же следовало, что эксперт учитывал при расчете стоимости прав требования как лизинговые, так и выкупные платежи. «Следует отметить, что сумма требований по договору выкупного лизинга уже включает в себя стоимость права собственности на предмет лизинга, поскольку предполагает переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю после исполнения сторонами договора лизинга.

И если учитывать стоимость прав требования по договору выкупного лизинга одновременно со стоимостью предмета лизинга, то тем самым указанное приведет к двойной продаже одного имущества», – подчеркнул Иван Веселов.

Еще одна затронутая ВС проблема – слабая работа судов при определении имущества и прав требования, на которые распространяется залог, заметил юрист. «Особенно остро такой вопрос стоит, если кредитором должника выступают банки.

В этом случае имеется значительный крен судов в сторону защиты интересов именно банков. Как правило, суды не проводят в необходимом объеме работу по конкретизации имущества для целей установления того, относится то или иное имущество к числу залогового или нет», – пояснил он.

ВНИМАНИЕ: В СВЯЗИ С ВЫХОДОМ ТЕМАТИЧЕСКОГО КОММЕНТАРИЯ, В ОСНОВУ КОТОРОГО ВОШЛИ УКАЗАННЫЕ ЗАМЕТКИ, — ЗДЕСЬ ОНИ ПРИВОДЯТСЯ В УСЕЧЕННОМ ВАРИАНТЕ.

Заметка №1 общее об открытии кокнурсного производства:

Заметка №4 о реализации имущества должника:

Заметка №6 о контрлое за процедурой и кокнурсным управляющим:

Заметка №7 о завершении / прекращении процедуры:

Стандартное примечание: часть четвертой заметки, из планируемого ряда, о конкурсном производстве; они (заметки) имеют прикладной характер и касаются общих вопросов проведения процедуры конкурсного производства, а также вопросов, которые я посчитал интересными.

В итоге, примерно до конца марта, должен получиться цикл заметок с моим мнением о процедуре, по всем ключевым ее этапам.

Сразу оговорюсь, что текст написан применительно к конкурсному производству в отношении хозяйственных обществ (не являющихся отдельными категориями должников), против которых открыто конкурсное производство по общим правилам.

Примечание №2: отдельные случаи реализации имщества должника (замещение активов, реализация имущества, являющегося предметом залога, доли/акции в УК хозяйственных обществ и т.п. рассматриваться будет в следующей заметке).

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Помимо реализации имущества должника посредством проведения торгов ЗоБ предоставляет возможность в определенных случаях реализовать имущество должника без их проведения, то есть заключением договоров напрямую с приобретателями.

Следовательно, если собрание (комитет) кредиторов утвердит предложение о реализации соответствующего имущества должника в ином, отличном от порядка, предусмотренного ст. 110 ЗоБ, то оно должно в реализовываться в соответствии с утвержденным порядком.

Под балансовой стоимостью на последнюю отчетную дату перед введением конкурсного производства следует понимать — дату окончания месяца, предшествующего открытию конкурсного производства[1]. То есть, если процедура конкурсного производства была введена в ноябре 2015 года, то определять балансовую стоимость имущества следует на дату 31.10.2015г.

При определении порядка реализации имущества следует учитывать, что заложенное имущество в любом случае должно реализовываться с торгов с учетом требований ст. ст. 110, 138, 139 ЗоБ, независимо от балансовой стоимости.

Согласно п. 6 ст.

139 ЗоБ если имущество является готовой продукцией должника, произведенной в процессе его хозяйственной деятельности, то на него не распространяются правила ст. 139 ЗоБ о порядке реализации имущества; то есть оно реализовывается по усмотрению конкурсного управляющего без ограничений в реализации в виде необходимости проведения торгов, утверждения предложения о продаже имущества должника собранием (комитетом) кредиторов, проведения его оценки по требованию кредитора.

При этом не имеет значения — в какой период готовая продукция была изготовлена[2].

Прошедший год для Антипинского НПЗ выдался крайне сложным: вынужденный простой, смена руководства, возрождение, банкротство, снежный ком долгов. При всей проблематичности сегодняшнего положения предприятие остается важным звеном в экономике Тюменской области.

«ФедералПресс» проследил хронологию перемен на АНПЗ и оценил его шансы снова стать флагманом областной экономики.

к содержанию ↑

Тяжелый год

Антипинский нефтеперерабатывающий завод, открытый в 2006 году, по-своему уникальное предприятие для Тюменской области, да и в целом для УрФО. На сайте делового портала региона сказано, что это единственный промышленный НПЗ в округе.

Заложенная мощность переработки – около 9 млн тонн ежегодно. По своему качеству нефтепродукты соответствуют стандарту «Евро-5».

Глубина переработки составляет 98 % – рекорд для отрасли.

Несколько лет назад нефтезавод был в тройке крупнейших налогоплательщиков в бюджет Тюменской области. Количество созданных рабочих мест – почти 2,5 тысячи. Однако непомерная долговая нагрузка, которую допустило прежнее руководство завода, привела к тому, что случались перебои с поставкой нефти, и весной 2020 года работа завода была остановлена.

Дальше был запущен процесс банкротства. Его в мае прошлого года инициировало руководство АНПЗ.

Сумма долговых обязательств завода тогда оценивалась в неподъемные 346 млрд рублей. Основной кредитор компании Сбербанк (80 % акций) вскоре добился управления над заводом.

В начале июня контроль над АНПЗ и месторождениями (Могутовское, Воронцовское и Гремячевское) получило совместное предприятие Сбербанка и SOCAR – ООО «Сокар энергоресурс».

В июле удалось наладить поставки нефти по давальческой схеме и запустить завод. Предприятие постепенно наращивало мощности, планируя уже в октябре выйти на максимальные показатели – порядка 680 тысяч тонн нефтепродуктов в месяц.

Руководство планировало вывести завод на максимальную и ритмичную загрузку к середине 2020 года. Иллюзий по поводу сложностей на этом пути в компании не питали.

«Ограничивающий фактор – кредиторская задолженность перед банками, в том числе перед Сбербанком. Но потенциал выхода из этой ситуации у предприятия есть.

На это потребуется достаточно длительное время», – рассказывал в августе заместитель гендиректора по производству Сергей Панков, который отмечал, что сроки выхода из тупика будут зависеть от экономической конъюнктуры и налоговой политики государства.

Потенциал для роста усматривался в том, что завод относительно новый, как и оборудование. Это, полагал Панков, может дать шанс стать даже лидером отрасли.

Неоднократно о важности АНПЗ для региона заявлял губернатор Александр Моор. К слову, нефтезавод входит в список системообразующих предприятий региона.

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
«Безусловно, Антипинский нефтеперерабатывающий завод является одним из ключевых предприятий региона. Для нас важно, чтобы он продолжил работать. Чтобы платились налоги и люди имели рабочие места», – отмечал глава региона.

В конце декабря, незадолго до признания АНПЗ банкротом, губернатор заверил, что негативный для региона эффект от неурядиц на заводе полностью нивелирован: завод работает, а взаимодействие с его новыми собственниками носит конструктивный характер.

Впрочем, ожидаемо банкротство случилось, руководство перешло в руки конкурсного управляющего. Позже был назначен новый директор. На смену Максиму Андриасову пришла Ирина Самарина.

Официальная ликвидация АО «Антипинский НПЗ» должна произойти в конце июня. Впрочем, ликвидация юрлица не означает прекращения деятельности, отмечали на предприятии и продолжали строить планы.

«В 2020 году завод планирует увеличить объем переработки нефти на 45 % – до 7,1 млн тонн, а выпуск дизельного топлива на 58 % – до 2,6 млн тонн. На текущий год завод полностью обеспечен сырьем и может исполнить взятые на себя договорные обязательства», – писало в марте РБК со ссылкой на пресс-службу Антипинского НПЗ.

Автор статьи
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Следующая
Судебная практикаБанкротство застройщика при долевом строительстве: что делать дольщику, какие требования можно заявить?

Добавить комментарий

Adblock
detector